С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 985-4517

Я: карта и территория


Автор: Безмолитвенный А.

Антон Безмолитвенный, ведущий тренинг-центра «Синтон»
тренинги, статьи, другие интервью

Разбирая традиционную, казалось бы, дихотомию Карты и Территории, можно обнаружить много интересного.

Для начала определимся с понятиями:

Территория — это реальность сама по себе. Каждый из нас всегда находится на Территории — хочет он того или нет, просто в силу факта своего бытия.

Карта — это ментальная репрезентация реальности.

Можно упрощенно представить себе карту как GPS-навигатор, позволяющий предугадывать и интерпретировать, что же находится вокруг — аналогия достаточно точная. Человек с рождения занимается «ментальной географией» — составлением карты всего, что его окружает в жизни. Это разумно, целесообразно и оправдано с биологической точки зрения — поскольку позволяет ориентироваться в окружающем пространстве и принимать решения на основе внятных прогнозов.

Человек без карты не способен прогнозировать последствия своих действий, он дезориентирован, надеется на чудо и помощь окружающих.

Карта — это мировоззрение, обуславливающее восприятие реальности; для успешного существования человек стремится картографировать, «вписать в карту» все встречающиеся ему события[1 ] — с тем, чтобы делать в будущем все более и более правдоподобные предсказания.

Однако есть Карты, структурно подобные описываемой Территории, а есть — радикально от нее отличающиеся. Карты бывают адекватными и неадекватными. Так же, как и GPS навигатор может показывать на экранчике те улицы, которые действительно окружают вас в реальности, а может быть сбит — и показывать другую территорию — или вообще «белое пятно».

Существует ли нечто, выходящие за пределы карты? Бесспорно. Это ощущения (все, проистекающее от органов чувств). Карта — это лишь один из способов ориентации во внешнем мире — и даже для доступа к ней нужны определенные ощущения. В нашей аналогии — на GPS-навигатор нужно все-таки смотреть.

Важнейшим инструментом помещения чего-либо на карту является язык. В том случае, когда язык оказывается явно недостаточным для выражения странных экзистенциальных ощущений, мы имеем дело с выходом за пределы карты.

Чувствуя, соприкасаешься с объектами на территории, вступаешь с ними в непосредственные отношения восприятия. Пребывая на карте — планируешь, составляя прогнозы для будущих действий.

Казалось бы, карта — оптимальное решение для ориентации в окружающем мире. И оно действительно прекрасно и эффективно. Но у любого решения есть свои ограничения…

Как это выглядит в реальности

Есть два основных способа сделать отношения между Картой и Территорией дисгармоничными:

  1. Огромное количество людей проводит свою жизнь, уткнувшись в карту, вообще перестав как-либо контактировать с Территорией. В рамках нашей аналогии это равносильно ситуации, при которой человек утыкается взглядом в окошко GPS-навигатора и движется только по его показаниям. Проблема заключается в том, что человек в этом случае практически не воспринимает окружающей реальности, лишая себя, тем самым, возможности жить полнокровно и чувствовать новое. Существование в этом случае превращается в работу — бесконечную последовательность серых однообразных механистичных будней. Разрушается контакт с Территорией, да и Карта перестает расширяться за счет собственных изысканий.
  2. Некоторые люди вообще не занимаются уточнением своей карты, ориентируясь только на непосредственно ощущаемое. Это лишает их возможности построения далеко идущих правдоподобных предсказаний. Более того, ощущая что-то новое в реальности, они неспособны сохранить, удержать, описать и дать другим представление об этом.

Существование первых подобно ситуации нахождения пилота в авиа-тренажере — вроде бы и кнопочки в кабине настоящие, и все окружающее реалистично отображается на трехмерном мониторе — но полет ненастоящий, реального перемещения не происходит. Все ограничивается замкнутым пространством эмулятора.

Вторые считают, что манипуляции с картой бессмысленны, поскольку все равно не будут затрагивать территорию. И действительно — изменение карты у них не приводит к изменению территории — их качеств и поведенческих стратегий. Обычно это закоренелые «практики» — не способные объяснить другим, как добиваться того или иного результата, даже если достигли его сами.

Однако, есть и третьи — люди, которые нащупали способ изменять территорию, основываясь на изменении карты. Они действительно способны изменить что-то в реальности согласно заранее продуманному плану — и потом передать знание об этом другим. 

Если опять вернуться к нашей аналогии, мастерство заключается в том, чтобы идти, изредка поглядывая на карту или постоянно держа ее в уголке сознания, одновременно обращая внимание на реальную Территорию. Это подход «ощущая новое — заносить это на карту».

Но такой подход предъявляет повышенные требования к точности карты.

Фрактальность карты

Для того чтобы карта была полной, в ней должна быть отражена модель самой карты и даже модель модели карты (она рекурсивна). Более того, эта рекурсивность является необходимой предпосылкой для появления сознания. Нет рекурсивности — нет сознания. Однако это приводит к еще большему удалению от Территории. Появляется различие между Территорией Я (какими структурами в действительности управляется мое поведение) и Картой Я (мое представление об этом). Тем самым, изменяя что-то на карте Я (перестраивая свои мысли насчет себя и каких-либо ценностей, целей и навыков), мы совершенно не обязательно меняем это в реальности. Именно поэтому «просто решения» (например, похудеть, бросить курить и т. д. ) не работают. Однако как-то все-таки люди меняются, причем произвольно (это обычно называют «силой воли», например, захотел — стал заниматься спортом по утрам, или стал вегетарианцем — и через некоторое время изменилась сама Территория Я). То есть существует специальный механизм изменения Территории Я в результате изменения карты — но ему необычайно сложно научить. Область, которая затрагивается при этом, как раз и составляет ядро рекурсии. Можно помочь другому переместиться, указав на карте какую-то конкретную точку, но научить самому процессу самостоятельного изменения карты в той ее области, которая приводит к изменению Территории Я, действительно сложно. Потому что подобная попытка будет базироваться на изменении карты карты.

Обычно этот процесс является личным открытием человека — это и составляет суть самомотивации. Именно он отличает изменения, вносящие новые структуры в Я — рабочие изменения — от остальных — иллюзорных изменений, на уровне концепций.

Ваша карта сбита!

Чтобы лучше во всем этом разобраться, давайте проследим процесс освоения мира субектом в его онтогенетической перспективе.

Когда ребенок только начинает создавать карту окружающего, на месте Я для него находится белое пятно. «Я» для ребенка в определенном смысле прозрачно, невидимо, он не принимает во внимание себя, не учитывает структуру себя.

Затем, обычно в результате столкновения с неприятными и травмирующими событиями, он начинает понимать, что он Есть — как тело и как набор стратегий, управляющих этим телом, и игнорировать это обстоятельство невозможно. Если использовать нашу аналогию с GPS-навигатором, для того, чтобы не врезаться в бордюры и стены, ему нужно «чувствовать» границы своей машины. Т. е. поместить на карту адекватную репрезентацию собственных границ.

И он начинает наносить на карту себя — размечать пространство, бывшее пустым, структурами, которые ассоциирует с собой.

Сначала Я для ребенка — это то, что ограничено поверхностью кожи. Обычно этого достаточно для того, чтобы существовать в физическом мире, по крайней мере, не натыкаться на стены. Однако затем возникает инспирированный социумом вопрос о том, как делать те или иные вещи — достигать тех или иных результатов во внешнем мире (допустим, соседский мальчик Витя умеет кататься на двухколесном велосипеде, а я — еще нет). Для этого уже нужно иметь представление о своих стратегиях, а затем уметь их изменять. Это требует перестройки представления о Я, перехода к «кибернетическому» взгляду, с позиции которого Я — это не тело, а набор структур (стратегий, паттернов), управляющих поведением.

Но структуры, в отличие от тела, невидимы. Такой подход предполагает получение информации о своих поведенческих проявлениях — с последующей корректировкой образа Я. Для этого ребенку необходимо составить карту карты — ведь точная карта, отражающая представления о мире — это основа для любых действий, фундамент, на котором покоится Я. Без корректного описания действия в окружении не могут быть устойчиво успешными.

Итак, субъект начинает составлять карту карты, поскольку она является его частью. Однако сама попытка самоописания приводит к перестройке карты и изменению себя. Операция самопознания рекурсивна. При попытке описать Я, это Я в результате самой попытки автоматически перестраивается, ведь теперь оно должно включать в себя представление об описании Я, чего раньше (до попытки описания) не было.

Самопознание без привлечения внешних инстанций — безумно сложная вещь (особенно для ребенка), увязающая в логических парадоксах — и поэтому практически нереализуемая. Так, маленький человечек оказывается еще больше сбит с толку и дезориентирован, если пытается самостоятельно выяснить что-то насчет своего Я.

Зато «на помощь» в деле самоописания быстро приходит обратная связь от окружающих.

Она не всегда истинна, иногда уничижительна, часто враждебна, однако позволяет выстроить внешнюю инстанцию оценки — и обрести хоть какую-то карту Я. Сориентироваться в мире.

Это — способ развития, но это же и путь в ловушку, поскольку для корректного картографирования Я приходится выстраивать обобщенный образ Другого в качестве инстанции самооценки.

Аналогом этого процесса может выступать стадия зеркала по Лакану — ребенок интериоризирует мнения окружающих (вставляет обобщенное представление о том, «что бы подумали обо мне окружающие», в карту) — это позволяет ему заранее корректировать свои действия, не натыкаясь на последствия, избегая тем самым санкций. В результате образуется то, что получило в психоанализе название Суперэго. Проблема только в том, что догадки на тему «что подумают окружающие», основываются на карте карты этих самых окружающих. Причем, всех! Несмотря на очевидную разницу во мнениях разных людей. Разумеется, это представление неадекватно реальности — более того, оно является самым мощным и шизофреногенным ограничителем способностей. Следовательно, важнейшим шагом вперед на пути личностного роста является распутывание этого запутанного клубка — избавления Я от инстанции Суперэго.

Принципиально важным в этом деле является изменение способа — способа думать, ходить, почесываться, улыбаться, интонировать и т. д. Таким образом, самые продуктивные озарения в области личностного роста — озарения по поводу способа проявления себя. Здесь зарыт источник изменений и трансформаций личности. Это и есть точка влияния карты на территорию.

Ментальная география и личностный рост

Итак, суммируем — чтобы целенаправленно личностно расти, необходимо несколько вещей:

  1. Адекватная карта территории Я — честный ответ на вопрос «как я проявляюсь?»
  2. Непротиворечивая карта нового (желаемого) состояния территории Я — как я хочу проявляться?
  3. Карта способа изменения первого для достижения второго — устойчивый навык самоизменения.

Принципиальным моментом является то, что в отличие от ребенка, который не знает себя — и поэтому может изменяться спонтанно, в любую сторону (он не планирует расти и не задает рамок и направления для роста), во взрослом возрасте (из-за социальных ограничителей и вследствие расширившегося горизонта возможностей) приходится меняться контролируемо, руководствуясь знанием себя и представлением о перспективных путях развития — и неперспективных.

Но расти необходимо. Помните: невозможно остаться на месте — если вы не растете, вы погружаетесь, тонете, деградируете. Стабильность возможна только при условии постоянного роста.

Удачи вам в личностных трансформациях!

Страницы: 1 Все

Антон Безмолитвенный, ведущий тренинг-центра «Синтон»
тренинги, статьи, другие интервью



<<< Характер     НЛП для всех >>>

Все статьи...

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Наверх страницы

Наши Партнеры